И еще из истории славян… берендеи (часть первая)

В этой статье я не буду делать собственный анализ исторических фактов.  С данной задачей прекрасно справился Александр Смирнов. Эта историческая выкладка полностью совпадает с моим анализом, куда же канули берендеи.

Для тех , кто не любит читать , кратко изложу суть:

Берендеи — утраченное название русославян,это наши основные предки, ставшие родоначальниками русского народа. Их авторитет как воинов, был непререкаем в течение многих столетий. Киевские князья, имеющие на службе берендеев, смело вступали в битву даже с меньшими силами, побеждая практически всегда. Именно данный факт и вызвал раздражение и желание уничтожить память о берендеях, что противоречит он выстроенной теории происхождения немытых русов от европейских цивилизованных норманнов.

Александр Смирнов (часть первая) :

Берендеи – утраченное ныне понятие. Я бы даже сказал, умышленно уничтоженное. Мне бы хотелось разобраться в этом вопросе, ибо история берендеев, на наш взгляд, является огромным достоянием, историческим богатством как русского народа, так и всех ему дружественных.

Какое определение слова берендеи на сегодняшний день общепринято? Толкования от источника к источнику меняются, и потому мы возьмём наиболее авторитетные полностью.

Приведем полные цитаты из Википедии слов «берендей» и «берендеи».

«Берендей:

— Представитель племени берендеев.
— В славянской языческой мифологии – колдун-оборотень, оборачивающийся бурым медведем.
— Мифический царь в русской литературе.
В сказке А. Н. Островского «Снегурочка» царь Берендей мудро правит берендеями.
В «Сказке о царе Берендее» В. А. Жуковского Берендей — отец Ивана-царевича. В этой сказке находят отражение многие сказочные герои и мотивы русских народных сказок: Иван-царевич, Кощей, Марья-царевна и другие».

«Берендеи, берендичи, берендии (др.русск. береньд;и, береньдичи, точная этимология не установлена)( М. Фасмер Этимологический словарь русского языка) — тюркские кочевые племена в восточноевропейских степях (XI—XIII вв.). Выделились из огузов. (Берендеи // Советская историческая энциклопедия / Под ред. Е. М. Жукова. — М.: Издательство «Советская энциклопедия», 1973;1982.)
В 1097 году они впервые упоминаются в русских летописях в связи с более ранним событием: берендеи вместе с торками и печенегами заключили союз с теребовольским князем Василько Ростиславичем. (Повесть временных лет)
Были вассалами русских князей, участвовали в борьбе с половцами, междоусобных войнах на Руси.
Кочевники, именуемые летописью «своими погаными», были не очень надёжными подданными. Они стремились сохранить свою независимость и постоянно навязывали Руси федеративную форму взаимоотношений. Русские князья категорически возражали и требовали безусловной вассальной покорности. На этой почве между сторонами нередко возникали конфликты. Об одном из них летопись сообщает под 1121 г.: «В л;то 6629. Прогна Володимеръ Береньдичи из Руси, а Торци и Печен;зи сами б;жаша».
В борьбе великого князя Ярополка Владимировича с черниговским Всеволодом Ольговичем в 1139 году на помощь киевскому князю пришло 30 тысяч берендеев, якобы посланных венгерским королём. С.А. Плетнёва предполагает, что это была та самая орда, которую Владимир Мономах изгнал из Руси в 1121 году. Ярополк предоставил орде для пастбищ земли в Поросье, и с тех пор берендеи стали союзниками Руси.
Около 1146 года образовалось племенное объединение, известное под названием чёрных клобуков (в него вошли берендеи, торки, печенеги и другие), ставшее «вассалом» Руси.
В 1155 году берендеи, состоявшие на службе у Юрия Долгорукого (1155 до 1157 года) во время его киевского княжения, захватили в плен много половцев. Уцелевшие отправились в степь за помощью, подошли к Киеву и попросили князя, чтобы тот приказал наёмникам вернуть пленных, но те отказались: «Мы умираем за Русскую землю с твоим сыном и головы свои складываем за твою честь, а пленники — наша собственность».
Данные топонимии свидетельствует о том, что часть берендеев была переселена во Владимиро-Суздальскую землю (слобода Берендеева, ст. Берендеево, Берендеево болото и др.). А.С. Плетнёва считает, что эти берендеи вероятнее всего были переселены из Поросья Юрием Долгоруким и Андреем Боголюбским в период их обладания киевским столом.. (Плетнёва С. А. Древности черных клобуков // Свод археологических источников Москва, 1973. С. 25)
Целый ряд топонимов] на Западной Украине позволяет также предположить переселение туда отдельных групп чёрных клобуков. О наличии берендеев в войске волынского князя сообщает Ипатьевская летопись под 1158 год. Можно предположить, что «волынские» берендеи из войска Мстислава Изяславича были переведены на Волынь из Поросья его отцом Изяславом Мстиславовичем в период, когда он занимал киевский стол, также фактически контролируя Волынь. Ипатьевская летопись неоднократно отмечает, что Изяслав Мстиславович пользовался большой любовью у чёрных клобуков. Вероятно, что, находясь в постоянной борьбе за Киев с Юрием Долгоруким и дважды будучи изгнанным из Киева, Изяслав позаботился о переселении части чёрных клобуков на Волынь, по аналогии с упомянутым переселением берендеев во Владимиро-Суздальские земли. Таким образом, в случае утраты киевского стола Изяслав автоматически терял контроль над чёрными клобуками Поросья, однако в его распоряжении оставались «волынские» берендеи.
Они жили в отданных им на кормление русских городах, но основали и несколько своих: Торческ, Саков, Берендичев, Берендеево, Ижеславль, Урнаев и другие.
Столицей чёрноклобукского союза Поросья был город Торческ (Торцкь, Торцьскъ).
Каждая орда союза занимала определённую территорию. Берендеи получили от киевских князей регион в верховьях Роси, центром которого являлся город Ростовец. Здесь находились их вежи, а также небольшие укреплённые городки, упоминаемые летописью. В 1177 году вторгшиеся в пределы Поросья половцы «взяша 6 городовъ Береньдиць», затем нанесли русским дружинам поражение под Ростовцем.
Название в летописях исчезает к XIII веку. (Берендеи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.) Во время монголо-татарского нашествия берендеи частично ассимилировались в Золотой Орде, частично ушли в Болгарию и Венгрию».

Теперь сведения из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона :

Берендеи (Берендичи) — кочевой народ тюркского происхождения, назыв. в наших летописях то торками, то черными клобуками. Последнее название, черные клобуки — несомненно было родовое по отношению к берендеям и торкам, принадлежавшим к одной и той же семье тюрков, некогда кочевавших в Азии. Первое известие о Б. в наших летописях встречается под 1097 г. (о торках — под 985 г.), затем до 1146 г. они постоянно почти смешиваются с торками и только с 1146 г. чаще назыв. черными клобуками. В начале XIII стол. черные клобуки совершенно исчезают в наших летописях. Замечательны отношения этих Б., или торков, живших сначала за Доном, по соседству с болгарами, к нашим князьям. Первоначально, когда они были независимы, они занимались исключительно грабежами и набегами на Русь, но их набеги не были так опасны и опустошительны, как, напр., набеги печенегов, вследствие, вероятно, их меньшего количества сравнительно с последними. С появлением половцев роль Б. меняется. Теснимые половцами, они отступают к южным пределам тогдашней Руси и испрашивают позволения поселиться на окраинах Переяславского и Киевского княжеств с обязательством защищать их от набегов степняков. Русские князья не могли, конечно, не согласиться на такую даровую защиту их пограничных владений, и Б., поселившись в Поросье и Верхнем Побужье, мало-помалу привыкли к оседлости и к городской жизни (из их городов чаще всего упоминается в летописях Торчевск) и по крайней мере в XII в. могут уже назыв. полуоседлым народом. Отражая первые нападения кочевников собственными силами, они нередко прибегали для этой борьбы за помощью и к киевскому князю; кроме войны оборонительной, Б. иногда вели и наступательную, но редко. С половины XII в. Б. принимают весьма деятельное участие в усобицах князей, находясь постоянно на стороне князей киевских — Мономаховичей. Они не были простыми наемниками, служившими в войсках киевского князя за плату, но были скорее людьми домашними, имевшими большое влияние и значение в делах тогдашних киевских князей. Они нередко решали перевес одного князя над другими (1150, 1159 г. и др.), принимали участие в избрании киевского князя наравне с жителями Киева и других киевских областей (1146, 1169 г. и др.); благодаря своей верности киевскому князю они пользовались большим доверием с его стороны: с ними одними киевский князь решался вступать в бой или посылать их для защиты своих городов (1152, 1153, 1169 г. и др.). Б. — народ воинственный и любивший наиболее тех из киевских князей, которые отличались большей храбростью, как, напр., Изяслава Мстиславича, Мстислава Храброго и др. На войну они являлись в виде легковооружен. войска, в сражении большей частью конные. Хотя верховным повелителем их был великий князь киевский, но они имели еще и своих начальников, которые предводительствовали ими на войне или управляли во время мира. Они язычники, и первые попытки распространения среди них (торков преимущественно) христианства были сделаны в начале XI в. католическими миссионерами. Ср. Самчевского, «Торки, Берендеи и Черные Клобуки» (в архиве Калачова, т. II, ч. I), и Голубовского, «Печенеги, Торки и Половцы» («Киев. унив. известия», 1884 г.)». (Берендеи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.)

Обратившись к словарю Владимира Даля, человека весьма честного и авторитетного, мы не находим в нём слова «берендей», «берендеи», и выглядит данный факт очень странно, так как даны однокоренные слова с описанием их определения – «берендейка», «берендеить», «берендеечник», «берендеечница», «берендерить». А вот основного, корнеобразующего слова нет. Вот как это выглядит:

«Берендейка ж. — игрушка, бирюлька, точеная, или резная штучка, фигурка, балаболка, набалдашник и пр. В Троицкой Лавре, в 50 верст. от с. Берендеева, режут из дерева известные игрушки, людей, животных; их в торговле зовут берендейками. //Пск. плетушка, плетенка, зобница для мякины;//стар. перевязь через левое плечо, к которой привешены были патроны, заряды в берендейках – трубочках; //стар. особый род шапок. Берендеить – берендейки строгать, заниматься пустяками, игрушками. Берендеечник м. – ница ж. – игрушечник». (Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. Т.1. А-З/В.И.Даль. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2004. – XXVI, 1155, [3] с., 1 портр., ISBN 5-17-009473-6, с. 133.)

Из одного этого определения, данного в словаре Даля, можно извлечь огромное количество информации.

Во-первых, слово берендейка явно производное от слова берендей. Но слово берендей никак не отмечено в словаре Даля. Само по себе это весьма подозрительно. Не бывает случайного умолчания по поводу словообразующего смыслового корня. На мой взгляд, здесь просматривается работа цензуры. Если вы сомневаетесь, что в царской России цензура была наистрожайшей, то приведу в пример как раз Владимира Даля, которому пришлось уволиться с государственной службы в столице и переехать на целых 10 лет в Нижний Новгород на должность уездного смотрителя именно по причине его желания заниматься писательским трудом. Ему было сказано: «Либо вы работаете – и не пишете, либо пишете,  но не работаете!» Он выбрал писать, но, как видите, в его труде просматриваются явные нестыковки, не свойственные его организованному уму.

Итак, из словаря Даля исчезло упоминание слова «Берендей», но сохранилось невинное обозначение игрушек – «берендеек». И далее: «их в торговле зовут берендейками…». А торговцев берендейками как зовут? И снова непонятное умолчание… Конечно, всякий мыслящий человек сообразит, что торговцев берендейками должны звать берендеями – другого просто не дано! Данный вывод не требует других доказательств, так как очевиден для русского языка. Но, тем не менее, Владимир Даль вовсе не указывает этого слова. И в этом я усматриваю его нежелание писать ложь при невозможности сказать правду.

И в русских сказаниях,  и сказках я неоднократно встречал в описаниях торговли на ярмарках названия бортников и берендеев. Причем они всегда упоминаются рядом. И это очень важный факт. Бортники – это добытчики меда диких пчел, жители лесов, и берендеи – изготовители деревянной игрушки и посуды – также лесные жители. Товар их чистый, приятный запахом, привлекает как взрослых, так и детей, и потому совершенно логично их соседствующее расположение в торговых рядах. Более того, и при перевозке в дальние страны эти товары не мешают друг другу, а требуют одинаковых условий содержания.

Во-вторых, слово берендейка обозначает вещи, вырезанные из дерева. Это значит, что берендейский промысел мог существовать лишь в лесистой местности, но никак и никогда в степи. Назвать берендеями степных кочевников – это все равно как немцев назвать оленеводами. Назвать-то можно, но кто тебе поверит?

В-третьих, опять же замаскировано, не прямо, В.Даль сообщает нам, что не только игрушки назывались берендейками. Так называли и столовую утварь: плетушки, плетенки, зобницы для мякины. Так называли также военное снаряжение: перевязь через левое плечо, к которой привешены были патроны, заряды в берендейках – трубочках. А вот это уже очень серьезно! О берендеях мы знаем, что они были опытными воинами, коих желали нанять сильные мира сего, и вдруг – игрушки… Нестыковочка получается… Но вот В.Даль сообщает нам, что берендейками называют военное снаряжение, и картина приобретает осмысленное выражение. Однако когда он еще называет и одежду – шапки – берендейками, тогда уже все запутывается.

Берендейка — ремень с привешенными на нем «зарядцами с кровельцами», выдолбленными из дерева и обтянутыми черной или иной темной кожей. Кроме «зарядцов», у одних берендеек привешивались: сумка «фетильная», т. е. для фитиля, сумка пулечная и рог для пороха; у других Б. одна только сумка для пуль и рог или взамен его натруска, а фитиль наматывался на ремень Б., около сумки. Б. носили вооруженные огнестрельным оружием, через левое плечо. (словарь Брокгауза)

Берендейка — шапка, бывшая в употреблении на Руси в XVII в. (словарь Брокгауза)

Берендейки, получается, это и одежда, и воинское снаряжение, и деревянная посуда, и, наконец, игрушки. Что-то совершенно неимоверное получается. Слова, образованные от слова берендеи, пронизывают все слои быта русского народа. И этот факт совершенно исторической наукой упущен. Как не увидеть здесь заговора?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *