И еще из истории славян… берендеи (часть вторая)

Теперь о традициях… Какой народ воспринимает берендеев, как свой народ, своих предков, свои традиции? Может быть, я вас удивлю, но именно русские! Города мастеров, музеи под открытым небом, дома отдыха, санатории, гостиницы в самых разных городах от Москвы до самых окраин, таких, к примеру как Алтай, с названиями «деревня Берендеевка», «Берендеево», «Город Берендеев» встречаются в огромных количествах. К примеру, Дмитрий Смирнов в книге «Нижегородская старина», описывая празднование святок нижегородскими обывателями в XIX – начале XX века, указывает среди праздничных блюд «берендеевскую ветчину, торсуевскую икру, разживинский сыр и другие деликатесы местных гастрономических фирм». (Дмитрий Смирнов. Нижегородская старина. 2-е изд., испр. и доп. – Нижний Новгород: издательство «Книги», 2007. – 720 с., илл., ISBN 978-5-94706-047-8, с. 551.) Напомню, что ветчина не употреблялась в пищу степными племенами, но была традиционно пищей славян. Народ не собирается соглашаться с забывшими свою историю историками, будто берендеи – это не русские люди. Это русские люди, и сохранившиеся народные традиции тому свидетельство.

Если вы проанализируете приведенные сведения, то увидите множество несоответствий, которые говорят о надуманности, неточности и не понимании, кто такие берендеи, откуда они взялись, куда исчезли, почему имели столь большое влияние в истории, и так далее…

К примеру, совершенно не понятно, почему якобы степное племя ненавидело все остальные степные племена и любило и защищало русских князей?

Далее, как могут степняки отказываться от платы за защиту, а данный факт установлен, и просить города в управление? Если же не сами города, то земли под них, и в этом случае успешно строили их? Кочевники не строили городов, включая даже Чингизхана, и не умели ими управлять. Это очень серьезное противоречие, вызывающее сомнение в кочевом характере берендеев.

Мы знаем города берендеев, но не слышали об их кочевьях. Как можно называть берендеев даже полукочевниками, если мы знаем их лишь как городских жителей и профессиональных воинов.

Мы знаем, что отряды берендеев нанимали не только русские князья, но и другие государства, к примеру, тот же венгерский король. Степняков нанимали очень редко. Вот скифов – тех да, а степняков, из-за их непостоянства – нет! Берендеи, следовательно, были надежны. Это были профессионалы.

В названных источниках прозвучало, что берендеи были легковооруженной конницей. Это заявление ни на чем не основано. Полагаю, что оно сделано из знания о том, что все кочевники представляли собой легковооруженную конницу, и это правда. Логично предположить, что берендеи были легковооруженной конницей, если быть уверенным в том, что они были кочевниками. Но мы-то с вами уже вовсе не уверены в этом, ведь правда?

И потом, легковооруженная конница не ценилась у русских князей. Ее функцией было проезжать между стоящими друг против друга войсками перед началом сближения и осыпать стрелами противника. Второй раз легкая конница вступала в бой для добивания уже бегущего противника. Никакой славы легкая конница не приносила и не упоминается в битвах, кроме, пожалуй, самого драматичного поражения русской армии на реке Калке с втрое меньшей армией монголов, когда именно «своя» драпанувшая легкая конница союзника половецкого хана Котяна смешала порядки русской армии.С тех пор «котян, котяра» — в русском языке синоним предателя.

Традиционно ценилась лишь тяжелая «доспешная» конница, встававшая в центре для первого таранного удара. Такая конница могла быть снаряжена лишь в городах, но никогда в степи, и по этому признаку мы с вами уже узнаем берендеев, желавших жить только лишь в городах! Потому берендеи всегда представляли собой отряд определенной численности, весьма не малой. Один этот отряд определял победу в бою, и об этом мы видим упоминание в источниках, где сказано, что киевские князья смело вступали в бой и побеждали даже в меньшинстве, если имели отряд берендеев. Именно берендеев боялись враги, а не киевских князей. Следовательно, берендеи были профессиональными наемными воинами, имевшими непререкаемый авторитет именно в военном деле. По характеру их деятельности мы можем смело провести аналогию берендеев со скифами. Скифов тоже пытаются представить кочевниками, не смотря на то, что они жили в городах, имели лучшее в мире вооружение и лучшую в мире армию, их мастера изготавливали прекрасные золотые украшения. И причина, в общем-то, одна: скифы имели самую большую конницу в мире, и берендеи были в основном всадниками. Но, как вы уже поняли, нельзя относить народ, или профессиональное военное сообщество к кочевым степным племенам лишь по признаку преобладания конной части войска. Это ошибка. Александр Македонский тоже имел в составе армии очень большую часть конницы, но его история не относит к кочевникам по одному этому признаку.

Есть ли у нас доказательства, прямо указывающие на то, что берендеи представляли собой тяжелую конницу? Прямых нет, но как можно трактовать описание битвы с участием берендеев в «Тризнах Бояна» еще? Копия сего гимна, писанного пеласго-фракийской руникой, найдена в архиве Г.Р.Державина  в Публичной библиотеке Петербурга.

«Аки волки серы потекли
по дебрям русы и словены,
и как медведи –
асеничи с бередами,
русколане же с аланами –
полетели – ровно лебеди
и клины журавлины.
И Бус Белояр
на Алатырь взошел,
где злат престол
нашей Матери Славы!»
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 624 (перевод мой, Смирнов А.)

Здесь асы («асеничи») и берендеи («береды») сравниваются с медведями – самыми большими и сильными зверями, в то время, как другие племенные отряды – с более мелкими зверями и птицами. Что это, как не указание на тяжелое вооружение и силу рати берендеев? Мы даже можем легко обозначить виды войск по такому образному описанию. Русы и словены, ровно волки – это пехота. Асы с берендеями, как медведи – тяжелая конница. Русколане с аланами, ровно лебеди и клины журавлей – легкая конница. В армиях со времен скифов до русских князей были лишь три вида войск – пехота, тяжелая конница и лёгкая конница.

Почему я решил, что словом «береды» обозначают берендеев? В другом месте «Тризн Бояна» употреблено то же слово, но уже с буквой «н». Видимо, она выпала при написании или переписке.

«После же Асень привел берендов,
а Волганя привел
кметов и волгарей».
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 590 (перевод мой, Смирнова А.)

Берендеи кроме берендов имеют еще прозвание «берендичи». Собственно, как и асы аналогично именуются то асенами, то асеничами.

И речет князь Бус
к Бояну вещему:
«О Соловей, ты поёшь рано
песнь над Землей Русколанской!
Снова бандару бери
и зови на бой всех воинов:
полян, древлян, северян,
вендов, кимров, земегонов,
волохов, голядь и всех русколан
и берендичей, и асенов!»
(Там же, с. 588 (Перевод мой, Смирнов А.)

Здесь уже ясно, что асени и берендеи – жители одних мест, так как привел их князь Асень и в бой их вёл он же. Так что это были за места? И были ли они – земли берендеев? Ответить на этот вопрос нам поможет другой источник: «Ярилина книга». Вот что написано в ней:

«Здесь же Вахрамей укрылся в Берендейской земле, ибо жена его, вилисса Марлинка, была из дочерей Берендея-царя. А тот князь Берендей правил у нас, и взял он под защиту дочь любимую. И так собрали князья Вахрамей и Берендей силы великие – пеших воинов  (следовательно, берендеи были и пешими воинами) из парсов и берендеев, конницу гуннов, и выставили их против ратей аланских; и стояли они друг против друга по берегам Ра-реки  (река Волга – А.Смирнов) семь лет. И не было меж ними ни войны, ни мира.
А затем Вахрамей на пиру, уподобившись в злодействе Дыю, коварно отравил князя нашего Берендея. Да будет проклят вовеки сей злодей, вливший яд ехидны в вино дружбы!
И хотел он поставить над берендеями царем своего сына – Морияра, который также по матери был внуком Берендея. Но надежды его были тщетны, ибо уподобившийся ехидне будет гоним и попран, поскольку и втайне содеянное зло вызывает в ответ возмездие, возвратившееся по коло, также и горы на крик отвечают лавинами, сметающими тех, кто возвысил голос свой.
И потому то новое коварство берендеев взъярило, и поставили они над собою царем не Морияра, а сына Берендея – князя Гредня. И так рати берендеев отложились от Вахрамея и соединились с ратями Дажень-яра. Союз же тот был скреплен браком Даженя и царевны Милиды, дочери Асеня Мудрого, сына князя берендеев Гредня.
И вот пришло сокрушение войску Вахрамея, ибо Асень Мудрый и князь Дажень-яр с ратями великими, словно волны бушующего моря, натекли на них. И так изгнали внуки Дажь-бога тьму от Ра-реки, и бежали Вахрамей и сын его Морияр на полдень в пески чёрные Куманские (пустыня Каракумы – А.Смирнов) в страну дальнюю Маргиянскую в проклятый от богов Маар-град». (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 269)

В оригинальном тексте употребляются различные написания князя Берендея: то «князь наш Береньда», то «сына Беренды-царя», то «дочери Берендея-царя», то «князья Вахрамей и Берендей». Из этого явствует, что слова «Беренда», «Береньда» и «Берендей» взаимозаменяемы. Внук Берендея Морияр называется «Берендич». Кстати, именно разнообразие обозначений является свидетельством подлинности летописи, так как исправления при переписке не допускались и строжайшим образом наказывались. Теперь понятно и разнообразие самого названия народа в летописях, называемого по имени царя: то «беренды», то «берендичи», то «берендеи».

Данное прозвище характерно для русского словообразования в народной речи. Возьмите как пример Михалыч, а не Михайлович (разг.) – сын Михаила. Или Никандрыч – сын Никандра. Так же в точности мы имеем Берендич – сын Берендея, вместо Берендеевич и Асенич – сын Асеня, вместо литературного Асениевич.

В деревне Никандрычем называют сына Никандра, а внуков никандрычевыми внуками. Все зависит от уважения народа к конкретному человеку. Если Никандрыч в деревне человек уважаемый, то и детей его, и внуков, и даже правнуков будут называть никандрычевыми, или попросту никандрычами. Если же понадобится уточнить, то вспомнят и отца, и мать. И это традиция, сохранившаяся, к примеру, в нижегородской деревне, по сей день!

Стоит ли удивляться, что города, основанные и управляемые уважаемыми в народе князьями, а то и целые земли, называются именем своего князя. Если князь Берендей, то народ – берендичи, если Асень – асеничи, если Рус – русичи, если Словен – словеничи, если Кий – киивичи, и так далее и так далее. Такое прозвание и разумно, и логично. Исключение составляют волгари – от имени князя Волгара, чехи – от имени князя Щека. В данном случае к имени основателя рода добавляется всего лишь окончание «и»: Волгар – волгари, Щек – щехи, преобразовавшееся в более удобопроизносимое «чехи».

Следовательно, берендеи – это, по всей видимости, временное прозвище народов, живших ранее на территориях, где царем был Берендей и его потомки. Отряды же воинов были выходцами из этих же земель, но сохранили свое традиционное название еще на протяжении некоторого времени после переименования в Русь этих земель и всех народов в русских.

Из этого же текста явствует, что берендеи не были лишь конной армией, а воевали и пешими. Кроме того, есть упоминание о том, что берендеи профессионально плавали на стругах и успешно воевали на воде. Следовательно, они владели искусством морского и речного боя.

«И так, оставив Аланию и Альванию на попечение старших детей, Дажень-яр двинул рати аланские на Мартын-град. И там, соединившись с берендеями Асеня, также муромой князя Ильяра и булгарами Волгани, явился под стенами высокими. И обложил Дажень-яр сей град войсками аланскими с суши, а струги булгар и берендеев подошли с реки и расплескали вёслами Волгу».  (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 427)

Таким образом, берендеи воевали пешими, конными и на речных военных судах. Невозможно, таким образом, причислять берендеев к степнякам по организации их войска.

Это во-первых. А затем, они имели свои земли и своего царя. В приведенных сведениях из энциклопедий мы видим сделанное вскользь указание на собственных руководителей берендеев и тягу их к федеративной системе управления, то есть государственной самостоятельности, свойственной сформировавшейся нации, но не видим надлежащей оценки этим фактам. Еще раз приведем выдержку из цитаты Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона :

«С половины XII в. Б. принимают весьма деятельное участие в усобицах князей, находясь постоянно на стороне князей киевских — Мономаховичей. Они не были простыми наемниками, служившими в войсках киевского князя за плату, но были скорее людьми домашними, имевшими большое влияние и значение в делах тогдашних киевских князей. Они нередко решали перевес одного князя над другими (1150, 1159 г. и др.), принимали участие в избрании киевского князя наравне с жителями Киева и других киевских областей (1146, 1169 г. и др.); благодаря своей верности киевскому князю они пользовались большим доверием с его стороны: с ними одними киевский князь решался вступать в бой или посылать их для защиты своих городов (1152, 1153, 1169 г. и др.)».

Это заявление прямо противоречит другому, из Википедии:
«Кочевники, именуемые летописью «своими погаными», были не очень надёжными подданными». Мы согласны с таким заявлением, если отнести его к половцам в периоды временных союзов, но никаким образом берендеи не были и не могли быть ни «погаными», ни «кочевниками», ни «не очень надежными». И свидетельствует о надежности их и заявление, что лишь только с ними одними (берендеями) князь киевский решался вступать в битву; и особенно участие их в выборах князя наравне с жителями Киева!

Когда это иноплеменникам разрешали участвовать в избрании киевских князей? Никогда. Если только они не были иноплеменниками… Правда? Но берендеи не только активно участвовали в политической жизни киевского государства на правах его наиболее уважаемой, кстати, части, не только пользовались абсолютным доверием киевских князей, чего нельзя сказать ни об одном степном племени, но и отказывались брать плату за свою кровь. Есть ли хоть одно упоминание о степных племенах, пожелавших бесплатно защищать русскую землю? Нет! Мы знаем, что без платы защищают лишь свою Родину, свою землю. По этому критерию мы снова не узнаем в берендеях степного племени, а видим их родовую принадлежность к Руси.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *